​Профессия журналист: взгляд изнутри

8 октября 2018 г. Общество, Гид абитуриента

Мы продолжаем знакомить вас с различными профессиями в рубрике «Гид абитуриента» и стараемся вместе ответить на вопрос, как стать востребованным специалистом.

Анна Вильгельми

Журналист – человек занимающийся поиском и обработкой интересной и важной для общества информации. На основе собранных данных выпускаются новости, статьи, репортажи, передачи на радио и телевидении. В своих материалах журналисты могут привлекать внимание к важным проблемам, вызывать общественные дискуссии, отражать различные точки зрения на какие-либо события.

Журналист, редактор Holanews и колумнист Esquire Kazakhstan Гульнар Бажкенова рассказывает, насколько в журналистике важен талант и профильное образование.

– Вы сейчас известный и востребованный журналист, расскажите, как все начиналось? Почему вы пошли в журналистику?

– Мне повезло с выбором профессии. Есть люди, которые долго определяются, ищут себя. Я о журналистике мечтала еще с детства – росла в провинциальном городе, и стать журналистом – о! – это было даже несколько претенциозно. Решила, что пойду в журналистику, уже, наверное, в восьмом классе – в школе я была активным членом кружка юного корреспондента, выигрывала конкурсы сочинений, в старших классах печаталась в районных и областных газетах Целиноградской области. Так что к выпуску из школы детская мечта как-то четче оформилась, обрела форму плана.

А насколько для журналиста важно профильное образование? Вы заканчивали филологический факультет, почему не журналистский?

– Я рада, что получила фундаментальное образование. В Советском союзе, как и у нас сейчас, факультеты журналистики были очень слабые. Журфак, который был в КазГУ, где я училась, базировался на основе филологического факультета, притом это был такой филфак для отстающих, с урезанной программой, как для первоклассников. Там все были отличниками. А у нас стать отличником было очень тяжело.

На Западе школы журналистики совершенно другие. После них у выпускника есть опыт, он сразу может начать работать, поэтому профильное обучение в западной школе журналистики действительно даст многое. В чем принципиальное отличие – в западных школах два вида преподавателей. Есть академические дисциплины – их преподают профессора-теоретики, исследователи, причем преподаватель обязательно должен иметь степень PhD. Второе направление – тренерское, где журналисты с опытом работы в СМИ обучают профессии на практике. У таких преподавателей не обязательно есть ученая степень – когда мы были на тренингах в Миссурийском университете, я специально узнавала: никто из лекторов не был академиком.

У нас практической составляющей учебы нет. Когда наши выпускники приходят работать в редакцию, они совершенно не готовы – им нужно еще работать два-три года, чтобы чему-то научиться. Что хорошо – на последних курсах студенты обычно начинают работать, но я думаю, в ущерб учебе – это тоже не совсем правильно.

Очень хорошо, когда журналист получает вообще другую профессию, прежде чем идет работать в СМИ. Можно целенаправленно идти в журналистику, но получать образование в той сфере, где хочешь потом специализироваться.

Вообще, журналистика – творческая профессия или только так кажется?

Однозначно не могу ответить. Я считаю, это совмещение ремесла и творчества, это образ жизни.Помню, мой первый редактор, еще в 90–х, повторял: «Не ждите вдохновения, журналистика – это ремесло». Что делают журналисты? Мы предоставляем услуги, информируем людей. Ты каждый день должен работать. Сидеть и ждать вдохновения – как минимум странно.

– Правда, что в журналистике важен талант, или все решает упорство?

Если вы хотите быть журналистом, нет никаких преград. Даже если вы не очень хорошо пишете, вы сможете найти себя в каком-то другом жанре, где не надо будет писать огромные эссе или колонки. Можно делать короткие заметки, интервью. На телевидении вообще другой формат – короткие простые предложения, так что всему можно научиться. Важно понять, где ваша ниша.

– Какими качествами надо обладать, чтобы стать хорошим журналистом? Для кого профессия подойдет, а для кого – нет?

Не подойдет тому, кто журналистом стать не хочет. Нельзя назвать какие-то определенные качества – «быть коммуникабельным» или что-то еще. Коммуницировать с людьми все равно придется, но журналист – не единственная профессия в СМИ. Журналистика меняется, медиаполе расширяется, появляется множество новых направлений. В том же Миссурийском университете в школе журналистики есть отдел IT, где учатся на графических дизайнеров – выберите эту специальность, и вы будете работать в медиа, но при этом коммуникация будет сведена к минимуму. Можно выбрать исследовательскую журналистику, работу с большими данными – это тоже важно и нужно, но умение общаться здесь ни при чем. Так что, если вы хотите стать журналистом и вам кто-то скажет, что профессия вам не подойдет, потому что вы не очень коммуникабельны, пошлите этого человека к черту.

Кстати, отличный пример журналиста-интроверта – Марти Барон, бывший главный редактор Boston Globe, который возглавлял редакцию во время расследования 2003 года о насилии над детьми со стороны католических священников. За серию этих материалов Boston Globe удостоилась Пулитцеровской премии. Помешало ли отсутствие общительности Барону стать прекрасным журналистом? Конечно, нет.

Я вообще замечаю, что коммуникабельность журналистов – это какой-то стереотип. На всех тренингах в международных группах, где я была, журналисты не очень-то общались между собой. Это даже подметила наш куратор – мол, представители других профессий создают компании, устраивают тимбилдинги, а в журналистских группах каждый сам по себе.

Кому точно не подойдет работа в журналистике, так это дураку. Первейшее качество журналиста ­– ум. Он должен быть человеком с широким кругозором, с пониманием хода истории. Без этого обычно хорошими журналистами не становятся.

– Казахстан находится на 158 месте в рейтинге свободы прессы, между странами с «серьезной ситуацией» и «очень сложной ситуацией» в СМИ. Действительно ли в Казахстане можно писать обо всем? Что журналисту делать с цензурой и самоцензурой?

Какая самоцензура, о чем вы. Если вы выверяете каждое слово, хотя здравый смысл подсказывает, что так оно и есть – вы будете плохим журналистом и никогда не добьетесь успеха. Надо писать правду и выполнять свой долг, или вообще не идти в профессию. Журналистика в любой точке мира – в Казахстане, в Бангладеше, в Америке – это не про то, чтобы чего-то бояться, не про конформизм. Понятно, что в Казахстане, как любят выражаться на Западе, «дефицит свободы слова», дефицит демократии. Но сейчас есть Интернет, и, если вы добудете какую-то информацию, ее всегда можно опубликовать.

Другое дело, что, если вы выбрали для себя путь серьезной, независимой журналистики, у вас будут карьерные ограничения. Вы никогда не станете топовым журналистом «Хабара» или главным редактором «Казахстанской правды». Независимому журналисту там делать нечего, да его туда и не возьмут. Но, например, даже там можно работать в нишевых проектах, которые не задевают политику или экономику – например, делать программу про компьютеры. Я знаю примеры, когда журналисты, которые работали в абсолютно оппозиционных редакциях, сейчас работают в продакшн-студиях, программы которых выходят потом и на государственных телеканалах.

От каких стереотипов о журналистах следует избавиться тем, кто выбирает профессию?

– Образ журналиста часто романтизируется. Да, это благородная профессия, но в любой работе есть момент рутины. Надо быть готовым к тому, что иногда придется сидеть в редакции и выполнять задания редактора, а не только носиться по горам, собирая информацию.

Как проходит ваш день?

Вообще у журналистов расписание зависит от места работы. Если вы работаете в редакции – это планерка в 9 утра, 5-10 минут разбор полетов, план на день. Далее в зависимости от материалов на сегодня. Во фрилансе график гибкий, самому надо прикидывать: до обеда я пишу, в обед встречаюсь с таким-то человеком, потом звоню туда-то. Есть элементарные вещи – проверить почту и соцсети с утра, например. Я обычно распределяю задания не на день, а на неделю. Если надо сдать колонку в четверг, то во вторник и среду я ее пишу. В понедельник надо заехать в редакцию, а в конце недели лучше встречаться с людьми. Это все вопросы тайм-менеджмента.

– На какую зарплату можно рассчитывать работникам СМИ?

Точно не могу сказать, на рынке оплаты труда большой разброс. В журналистику не идут, чтобы заработать много денег. Туда идут за чем-то другим. Но достойно жить, при условии, что вы будете хорошо работать, можно. Ставки для молодых журналистов невысокие, но, с другой стороны, это именно та профессия, где вас первое время все равно будут обучать, да еще и платить за это деньги. Дальше уже все зависит от вас самих. Помимо основной заработной платы есть гонорары за отдельные статьи – всегда есть возможность подрабатывать. Как я накопила какой-то опыт, мне стали заказывать книги – это тоже заработок. В журналистике, грубо говоря, кто не потопал, тот не полопал. Хорошо зарабатывать в этой сфере можно, другое дело, что ради денег идти сюда не стоит.

– Что посоветуете тем, кто решит стать журналистом?

Развивайте в себе критическое мышление, читайте, пишите сами, разговаривайте с людьми, интересуйтесь всем. Журналист должен хорошо понимать картину мира, знать историю и политику, даже если он специализируется на экономике или криминале. Учите языки – как минимум, надо знать английский, русский и казахский. Читайте успешных коллег – и казахстанских, и российских, и западных. Если какие-то прикладные вещи советовать – можно закончить фундаментальное образование, а журналистские навыки развивать на тренингах и онлайн курсах.

Другие новости и события