​«Вы хотите пить чистую воду? Тогда защищайте Кок-Жайляу»

27 декабря 2018 г. Общество

«Что для вас важнее: дышать свежим воздухом или кататься на лыжах в густом смоге?» эколог Сергей Куратов рассказывает о последствиях строительства курорта на Кок-Жайляу, смоге и захвате земель в Алматы.

Александр Хлынцов, Караганда

О строительстве курорта на Кок-Жайляу власти стали говорить еще в 2001 году. За это время успели разработать технико-экономическое обоснование и проектно-сметную документацию проекта, приступить к строительству электрической подстанции для будущего курорта, заморозить проект, а потом снова его разморозить. Против строительства в горах выступают общественники — они уверены, что проект принесет огромные негативные последствия: от загрязнения окружающей среды до изменения естественных путей миграций животных.

Корреспондент «Молодежной информационной службы Казахстана» поговорил с руководителем движения «Зеленое спасение» Сергеем Куратовым. Он и его коллеги требуют полного отказа от любых планов техногенного вторжения в заповедное урочище Кок-Жайляу. Они настаивают на возвращении выведенных земель в состав Иле-Алатауского государственного национального природного парка, на активном обучении персонала национального парка по примеру рейнджеров США: американцы даже готовы оказать в этом Казахстану соответствующую и бесплатную поддержку.

Когда стали предпринимать настоящие попытки строительства курорта?

– В 2007 году начали строить дорогу на Кок-Жайляу, мы сразу же обратились к уполномоченным органам с требованием объяснить, что происходит. Информацию нам не предоставили, поэтому мы решили получить ответы через суд. Суд выиграли, но информацию все равно не получили. С этого и началась наша борьба.

Почему вы выступаете против строительства этого проекта?

– Главная причина, по которой мы выступаем против данного строительства, заключается в том, что урочище Кок-Жайляу окружено территорией Иле-Алатауского национального природного парка. Любой горнолыжный курорт оказывает значительное отрицательное воздействие на экосистемы — почвенный и растительный покров, рельеф, водные источники и атмосферу. И новый курорт не будет исключением.

В 1996 году правительство приняло совершенно верное решение о создании Иле-Алатауского национального парка, который в 2002 году был включен в предварительный перечень от РК для номинации в Список всемирного наследия.

Именно государство создало систему особо охраняемых природных территорий, подписало международные конвенции о биологическом разнообразии, о всемирном наследии, совершенствовало экологическое законодательство, с целью повысить эффективность охраны нетронутых природных территорий и защиты биологического разнообразия. В середине 2000-х годов мы замечаем противоположную тенденцию — намерение строить на заповедных территориях какие-то сомнительные курорты, пренебрегая международными конвенциями и собственными законами. В закон 2006 года «Об особо охраняемых природных территориях» вносится поправка, позволяющая переводить земли нацио­нальных парков в категорию земель запаса, которые могут быть приватизированы и отведены под строительство. Широкое распространение получает аренда земельных участков в национальных парках. Таким образом на территории Иле-Алатауского нацпарка мы имеем огромное количество проблемных ущелий и проблемных строящихся объектов.

– Почему проект по Кок-Жайляу до сих пор не реализован?

– Во-первых, из-за общественного недовольства. Во-вторых, существуют какие-то внутренние противоречия между различными группировками, которые пытаются захватить эту территорию. Казахстан подписал ряд конвенций, в том числе Орхусскую конвенцию, Конвенцию о биологическом разнообразии, Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия и тем самым принял на себя международные правовые обязательства по сохранению биологического разнообразия и уникальных природных и исторических памятников, территорий, ландшафтов; их он не может игнорировать. К этому добавляется и экономическая нестабильность в стране.

Была ли какая-то международная реакция?

– В 2013 году несколько активистов,в том числе и наша организация, обратились в Комитет по вопросам соблюдения Орхусской конвенции. В 2017 году он признал, что Казахстан не обеспечил соблюдения норм Конвенции и местного законодательства в процедуре участия общественности при обсуждении проекта. Но, к сожалению, наши власти по-своему трактуют требования комитета, продолжается повсеместное нарушение международного соглашения.

Стоит ли вообще строить курорт на Кок-Жайляу или следует оставить эти территории в минимальной степени затронутыми человеком?

– С конца 60-х годов был впервые замечен смог над Алматы, а уже с начала 80-х годов предпринималось немало мер по его ликвидации. Смог — это не только грязный воздух. Это загрязнение почвы, воды, продуктов питания, это массовая заболеваемость. На алматинцах уже все это сейчас сказывается — огромное количество людей страдают от аллергии.

Национальные парки — это не просто места отдыха и развлечений. Они обеспечивают здоровье и благосостояние людей, поддерживают экологическое равновесие, предоставляют нам жизненно необходимые ресурсы. Иле-Алатауский национальный парк был создан как раз для того, чтобы стабилизировать экологическую ситуацию в городе. Именно парк обеспечивает жителей Алматы свежим воздухом, питьевой водой. Что для вас важно: дышать свежим воздухом или кататься на лыжах в густом смоге?

У каждой территории есть экологическая емкость. Ученые еще в советское время подсчитали, что Алматы может обеспечить комфортное проживание для 700 тысяч человек. При увеличении населения качество воздуха, воды, почв будут необратимо ухудшаться, как и здоровье жителей. Но у нас этот фактор не принимается в расчет, сейчас в городе проживает более двух миллионов человек.

Смог здесь не из-за того, что много машин, не из-за того, что много людей, а потому что территория уже не справляется с такой нагрузкой.

– Какие требуются меры, чтобы урегулировать ситуацию со смогом?

– Это комплексное решение. Например, уплотнённая и необдуманная городская застройка отрицательно воздействует на окружающую среду, хаотичное строительство перекрывает естественное движение воздушных масс, что создаёт воздушные мешки, где застаивается смог. Необходимо разработать экологическую и градостроительную политику государства, на основе которой будет создана чёткая правовая основа.

Другая проблема — огромное количество заброшенных предприятий в Алматы, на их месте растут свалки и сомнительные производства, не соблюдающие никаких норм, и загрязняют окружающую среду. Возьмем, к примеру, Мадрид. Там власти вынесли заводы и фабрики за пределы города. Они построили тоннель под землей глубиной несколько десятков метров с четырехрядным движением в одну сторону и в другую. Нужно заниматься также экологическим просвещением, озеленением; многочисленные скандалы с вырубкой деревьев уже приобрели такой характер, что об этом стыдно даже говорить. В целом же происходит бесконечная неоправданная вырубка, безобразная обрезка крон деревьев. У нас даже новый термин появился «пальмирование» — превращение дерева в пальму фактически.

– На ваш взгляд, есть ли какие-то улучшения в общении с властями или она отказывается идти на контакт?

– Динамика позитивная есть, нельзя однозначно говорить, что власть отказывается идти на контакт. В этом году мы участвовали в работе общественного совета при акимате, на встречах мы разрабатывали новые правила содержания зеленых насаждений, наглядный пример попытки контакта. Власти проводили несколько встреч с представителями других экологических организаций. Количество ответов по нашим запросам увеличилось, какие-то изменения в законодательстве позитивные имеются. Но если же сравнить с негативными моментами, то этого пока недостаточно.

Опять же вернемся к разработке правил содержания зеленых насаждений. Сколько было проведено встреч, дебатов, но только наши мелкие замечания вошли в новые правила, а существенные правки остались без внимания. Тогда возникают соответствующие вопросы: а зачем было надо участвовать во всех этих обсуждениях? Если серьезные замечания не учитываются, а принимаются только косметические? Эффективность взаимодействия с органами власти еще очень низкая, хотя они пытаются создать дискуссионные площадки, проводить общественные слушания, но этого явно недостаточно. Из позитивного это строительство метро, которое значительно облегчило ситуацию в районах, где оно проходит, там в несколько раз снизились выбросы вредных веществ. Но оно пока не может радикальным образом изменить сложившуюся ситуацию. Идет разговор о введении легкорельсового транспорта. Общая ситуация еще все равно оставляет желать лучшего.

– Удастся ли отстоять Кок-Жайляу?

– Значительная часть национального парка уже захвачена. Имеются яркие примеры, когда частные собственники берут определенные территории национальных парков в аренду, на этих территориях образовались несанкционированные свалки, стоят руины, что уже наносит огромный ущерб окружающей среде, помойки стекают со склонов, гниет масса, эти территории уже недоступны для туристов, и они не могут управляться администрацией нацпарков. Несколько раз мы судились по поводу этих свалок, нам удалось добиться того, чтобы их ликвидировали. Мы добились очистки только малой территории парка.

Борьба против строительства на Кок-Жайляу — это в значительной степени борьба за сохранение национальных парков. Мы очень боимся, что на Кок-Жайляу построят курорт, а даже если не построят, бросят, угробят эту территорию, она станет экологически нечистой. Эти руины придется ликвидировать за счет государственного бюджета. Мы поставили стратегическую задачу — частного строительства на территории национального парка не должно быть, а если есть, то нужно ликвидировать.

Чем молодежные организации, подобные нашей, могут помочь в решении экологических проблем?

– Я бы посоветовал распространять информацию. Нужно распространять объективную информацию. Многие люди просто не понимают, что Кок-Жайляу — это часть экологической системы, которая обеспечивает алматинцев свежим воздухом, свежей водой. Вы хотите пить хорошую чистую воду? Тогда защищайте Кок-Жайляу. Вы хотите дышать свежим воздухом? Тогда защищайте Кок-Жайляу. Строительство Кок-Жайляу — еще один проект, который ухудшит итак непростую экологическую ситуацию.

ФОТО: ВАДИМ БОРЕЙКО